Перейти к основному содержанию

Статья 392 ГПК РФ. Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам)

Новая редакция Ст. 392 ГПК РФ

1. Судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

2. Основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются:

1) вновь открывшиеся обстоятельства - указанные в части третьей настоящей статьи и существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства;

2) новые обстоятельства - указанные в части четвертой настоящей статьи, возникшие после принятия судебного постановления и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства.

3. К вновь открывшимся обстоятельствам относятся:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

4. К новым обстоятельствам относятся:

1) отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу;

2) признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу;

3) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;

4) установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека;

5) определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Комментарий к Статье 392 ГПК РФ

1. Традиционно пересмотр принятых по делу судебных постановлений осуществляется судом, вышестоящим по отношению к суду, принявшему судебный акт. Однако законодательно установлены исключения из этого правила, в соответствии с которыми в ряде случаев суды могут осуществлять внеинстанционный контроль за собственными постановлениями. Внеинстанционным по своей сущности является и пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу.

В юридической литературе пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам ученые справедливо относят к функциям самоконтроля суда (И.М. Зайцев), поскольку квалификацию обстоятельств в качестве вновь открывшихся и отмену судебного акта в связи с обнаружением подобных обстоятельств осуществляет суд, принявший судебный акт или изменивший его (ст. 393 ГПК РФ).

Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, является самостоятельной стадией гражданского процесса. Наряду с кассационным и надзорным производством, по правилам которых также пересматриваются судебные постановления, вступившие в законную силу, эта стадия носит исключительный характер и является дополнительным производством в механизме защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций.

Согласно сформулированной КС РФ правовой позиции гарантированное Конституцией право на судебную защиту предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что это решение не может быть пересмотрено согласно обычной процедуре. Пересмотр такого судебного решения возможен в дополнительном производстве - по вновь открывшимся обстоятельствам, что позволяет устранить допущенные судебные ошибки, которые не были или не могли быть выявлены ранее и в результате которых нарушенные права и законные интересы граждан и организаций не были защищены (см. Определение КС РФ от 08.02.2001 N 36-О). ЕСПЧ, устанавливая, что одним из принципов функционирования любой судебной системы является окончательность и незыблемость вступивших в законную силу судебных актов, указал следующее: "...данная процедура сама по себе не противоречит принципу правовой определенности в той мере, в какой она используется для исправления судебных ошибок" (см. Постановление от 18.11.2004 по делу "Праведная против Российской Федерации").

Объектом пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам могут быть вступившие в законную силу судебные постановления любой судебной инстанции, которыми заканчивается производство по делу, в частности решение суда первой инстанции (ст. 198 ГПК РФ), постановление суда апелляционной инстанции (ст. 329 ГПК РФ), постановление или определение суда кассационной инстанции (ст. 388 ГПК РФ). По смыслу ст. 392 ГПК РФ по вновь открывшимся или новым обстоятельствам может быть пересмотрено постановление Президиума ВС РФ (ст. 391.13 ГПК РФ). Самостоятельным объектом пересмотра могут быть также определение о прекращении производства по делу (ст. 221 ГПК РФ), определение об оставлении заявления без рассмотрения (ст. 223 ГПК РФ), вынесенные на всех стадиях гражданского процесса.

Объектом пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам могут быть и определения судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, которые не завершают судопроизводство в отдельной стадии, но в отношении которых ГПК РФ прямо предусмотрена возможность обжалования, а также определения, препятствующие дальнейшему движению дела. Для наиболее полной реализации права на судебную защиту объектом пересмотра могут быть и определения всех судебных инстанций, но которые могут быть обжалованы исключительно совместно с судебным решением.

2. Специфика данной стадии процесса заключается, прежде всего, в основаниях пересмотра решений и определений. ФЗ от 09.12.2010 N 353-ФЗ данный институт пересмотра судебных постановлений был серьезно модифицирован, в частности, легально разграничены обстоятельства, которые являются основанием для пересмотра, на вновь открывшиеся и новые.

3. К вновь открывшимся обстоятельствам ГПК РФ относит, прежде всего, существенные для дела обстоятельства, которые существовали на момент принятия судебного постановления и которые не были и не могли быть известны заявителю (п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ). В теории процессуального права характеристика таких обстоятельств разработана довольно подробно. Вновь открывшееся обстоятельство - юридический факт, с которым связано возникновение, изменение или прекращение правоотношения; обстоятельство существовало в момент рассмотрения дела и имеет существенное значение для правильного разрешения дела; обстоятельство не было и не могло быть известно ни лицу, заявившему об этом впоследствии, ни суду, рассматривающему это дело.

Вновь открывшиеся обстоятельства следует отличать от изменившихся обстоятельств, т.е. тех обстоятельств, которые были положены в основу судебного акта, но впоследствии изменились. Такие обстоятельства могут являться основанием для предъявления нового иска. Не могут служить в качестве оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам и новые доказательства. Поскольку под вновь открывшимися обстоятельствами, которые не были известны суду при вынесении решения, определения и постановления, понимаются новые факты, которые должны быть установлены, то сведения о факте, подтвержденные новыми доказательствами, не являются основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что не все ранее неизвестные факты могут рассматриваться в качестве оснований для отмены решения суда по правилам данной стадии гражданского процесса, а только те, которые входят в предмет доказывания по делу и способны повлиять на выводы суда при принятии судебного постановления.

В п. 2 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ в качестве вновь открывшихся названы обстоятельства, связанные с недоброкачественностью доказательственного материала. Эти обстоятельства также должны существовать на момент вынесения решения по делу, иметь существенное значение для дела, об их недостоверности не должно и не могло быть известно ни заявителю, ни суду. Немаловажное значение имеет также факт подтверждения этих обстоятельств вступившим в законную силу приговором суда.

Преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела, названы в качестве оснований для отмены решения суда в п. 3 ч. 3 ст. 392 ГПК. При этом самого факта преступных действий указанных лиц достаточно для пересмотра постановления по вновь открывшимся доказательствам независимо, повлияли ли эти действия на содержание вынесенного судебного постановления или нет. В то же время преступные действия судей будут служить основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам исключительно, если они были совершены при рассмотрении данного конкретного дела. Факт совершения преступления должен быть также установлен вступившим в законную силу приговором суда.

Вместе с тем возможность пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, которые установлены не приговором, а иными процессуальными документами, предусмотрена действующим уголовно-процессуальным законодательством. Согласно ст. 413 УПК к таким документам относятся определение или постановление суда, постановление прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Актуальность и значимость этого вопроса подтверждается тем, что он был предметом рассмотрения КС РФ в 2005 г., и заявителю было отказано в пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам со ссылкой на то, что в ст. 311 АПК установлен исчерпывающий перечень оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Постановление же следователя о прекращении уголовного дела, содержащее выводы о фальсификации доказательств, не может быть приравнено к приговору суда и расцениваться как вновь открывшееся обстоятельство (см. Определение КС РФ от 27.12.2005 N 467-О).

Другого подхода придерживается ВАС РФ в Постановлении Пленума от 30.06.2011 N 52 "О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам", разъясняя, что, если предусмотренные п. 2 и 3 ч. 2 ст. 311 АПК обстоятельства установлены определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта о помиловании, по причине смерти обвиняемого, они могут быть основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам при условии признания их судом обстоятельствами, существенными для дела согласно п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК.

4. Новеллой гражданского процессуального законодательства является отнесение к основаниям для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений новых обстоятельств, возникших после принятия судебного постановления и имеющих существенное значение для правильного разрешения дела. Их перечень исчерпывающе приведен в ч. 4 ст. 392 ГПК.

К новым обстоятельствам относится отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу (п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ). Наиболее распространенным из них является опровержение преюдициально установленного факта, положенного в основу решения, приговора или определения суда (ст. 61 ГПК РФ). В любом случае суд должен установить, что факты, ранее признанные судом преюдициальными, являются существенными для рассмотрения и разрешения дела и неисследование их судом в установленном законом порядке могло привести или привело к вынесению незаконного и необоснованного судебного постановления.

Обстоятельства, установленные иными органами, кроме судебных, а именно государственными органами или органами местного самоуправления, по общему правилу не являются преюдициальными и подлежат доказыванию в суде. Поэтому, что касается такого основания для пересмотра, как отмена постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послужившего основанием для принятия судебного постановления, следует учитывать, что данные правоприменительные акты, во-первых, должны быть положены в основу судебного акта, т.е. приняты судом как надлежащие доказательства факта, который входит в предмет доказывания по делу, и во-вторых, постановления государственных органов и органов местного самоуправления не должны быть предметом самостоятельного судебного разбирательства (ст. 251, 254 ГПК РФ).

Кроме того, данное положение следует рассматривать во взаимосвязи со ст. 11 ГПК. Разрешение гражданских дел на основании Конституции, международных договоров РФ и других нормативных правовых актов - обязанность суда. Установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу (ч. 2 ст. 11 ГПК РФ). Поэтому если такой акт, положенный в основу судебного постановления, впоследствии признан недействительным или отменен в установленном законом порядке как несоответствующий нормативному правовому акту большей юридической силы, данное обстоятельство не может рассматриваться как новое обстоятельство, поскольку суд не должен был руководствоваться этим актом, а обязан был принять решение в соответствии с нормами акта, имеющего наибольшую юридическую силу.

В тех случаях, когда в основу судебного постановления положен ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, отмена впоследствии этого акта может рассматриваться как новое обстоятельство.

Новым обстоятельством в контексте обновленного гражданского процессуального законодательства является и признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу (п. 2 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ). Заметим, что норма подобного содержания содержится в п. 2 ч. 3 ст. 311 АПК.

Недействительные сделки различаются в зависимости от того, требуется ли для ее признания недействительной решение суда либо сделка является недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторые - ничтожными (ст. 166 ГК РФ). Если проанализировать уже имеющуюся судебную практику арбитражных судов по этому вопросу, можно увидеть, что применение этого основания для отмены вступившего в законную силу решения суда отличалось неоднозначностью и противоречивостью, что явилось следствием оживленных споров по вопросу о том, идет ли речь о признании недействительной только лишь оспоримой сделки либо также и ничтожной <1>. Например, по одному делу арбитражный суд Северо-Западного округа сделал следующий вывод: "Договор признан ничтожной сделкой, следовательно, обстоятельства, связанные с его ничтожностью, не могут являться вновь открывшимися, поскольку ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом" <2>.
--------------------------------
<1> Степаненко Д.Е. Развитие института пересмотра актов арбитражных судов по вновь открывшимся обстоятельствам после вступления в силу АПК // Арбитражные споры. 2006. N 1(33); Подвальный И.О. О тенденциях в развитии арбитражного процессуального института пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам // Арбитражные споры. 2004. N 4(68).

<2> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.04.2004 по делу N А56-2836/01.

Заметим, что правильность такого вывода в целом подтверждается доктриной гражданского права. Действительно, ничтожная сделка не влечет юридически значимых последствий и является недействительной с момента ее заключения независимо от признания ее таковой судом. О несоответствии сделки действующему законодательству стороны договора могли и должны были знать, поэтому указанное обстоятельство не могло являться основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Точку в этой дискуссии поставил ВАС РФ, который в п. 8 Постановления Пленума от 30.06.2011 N 52 высказал следующую правовую позицию. Основанием для пересмотра судебного акта является признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка (оспоримая или ничтожная), повлекшая за собой принятие оспариваемого судебного акта. При этом следует иметь в виду, что указанное основание применяется, если вывод о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки сделан в резолютивной части решения суда по другому делу. С полным основанием этот вывод можно проецировать на правоприменительную практику судов общей юрисдикции.

Применение такого основания, как признание КС РФ не соответствующим Конституции закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ, для пересмотра в связи с новыми обстоятельствами в гражданском процессе возможно только в том случае, если решение КС РФ было принято после вынесения оспариваемого судебного постановления, т.е. этого обстоятельства не существовало на момент вынесения решения по делу, но оно имеет существенное значение для его правильного разрешения. Из смысла п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ следует, что пересмотру по правилам этой стадии гражданского процесса подлежит только тот судебный акт, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ.

Но не только признание нормы неконституционной является основанием для пересмотра в связи с новыми обстоятельствами, но и истолкование нормы КС РФ иным образом, чем это сделано в оспариваемом судебном акте. КС РФ в Определении от 11.11.2008 N 556-О-Р разъяснил, что ничто не препятствует судам общей юрисдикции в силу ст. 100 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" пересматривать по вновь открывшимся обстоятельствам судебные постановления, основанные на норме, которой ранее суд в ходе применения в конкретном деле придал смысл, расходящийся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным КС РФ.

Решение КС РФ, которым в результате выявления конституционно-правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в КС РФ, т.е. влечет для них те же последствия, что и решение, которым норма признается не соответствующей Конституции.

Таким образом, КС РФ в силу своего особого положения вправе выносить общеобязательные акты, которые будут служить основанием для защиты прав участников процесса путем пересмотра дел в связи с новыми обстоятельствами. Признание примененной судом нормы, не соответствующей Конституции, во всех случаях обеспечивает защиту права, нарушенного неконституционными правовыми актами. В соответствии с ч. 2 ст. 87 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" указанные Постановления КС РФ влекут невозможность применения и других положений процессуального законодательства, ограничивающих основания пересмотра ввиду новых обстоятельств решений судов, основанных на актах, признанных неконституционными.

ФЗ от 30.03.1998 N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" признает право российских граждан на обращение в ЕСПЧ за защитой своих нарушенных прав в течение шести месяцев после того, как исчерпаны внутригосударственные средства защиты этих прав.

Новеллой гражданского процессуального законодательства является отнесение к новому обстоятельству, по которому может быть пересмотрено вступившее в законную силу судебное постановление, установление ЕСПЧ нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ (п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ).

Заметим, что установленное ЕСПЧ нарушение положений при рассмотрении судом РФ уголовного дела, связанное с применением ФЗ, не соответствующего положениям Конвенции, и иными нарушениями положений Конвенции является новым обстоятельством и основанием возобновления производства по уголовному делу (п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК). Норма аналогичного содержания имеется и в п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК.

ФЗ от 30.03.1998 N 54-ФЗ предусмотрено также, что Российская Федерация признает ipso fakto (в силу самого факта) и без специального соглашения юрисдикцию ЕСПЧ обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией этих договорных актов. Соответственно, обязательный характер на территории страны имеют и постановления Суда, принятые в отношении Российской Федерации, что непосредственно влияет на уровень судебной защиты, осуществляемой российскими судами.

Необходимо отметить, что судебная практика, сформированная ВС РФ, шла по пути признания за решением ЕСПЧ, которым установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, самостоятельного основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда, вынесенного по существу такого нарушения <1>.
--------------------------------
<1> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2009 года, утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 25.11.2009, практику применения постановлений ЕСПЧ // СПС "Гарант".

КС РФ, рассмотрев в Постановлении от 26.02.2010 N 4-П вопрос о конституционности ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, пришел к выводу, что пересмотр судебных постановлений Российской Федерации в гражданском судопроизводстве в результате принятия ЕСПЧ постановления, в котором установлены нарушения норм Конвенции, следует реализовывать по аналогии с порядком, закрепленным в ст. 311 АПК, и механизмом, установленным ФКЗ "О Конституционном Суде РФ". Изменения, которые были внесены в ГПК РФ в 2010 г., стали результатом выполнения указаний высшего судебного органа конституционного контроля, который постановил, что законодатель обязан внести соответствующие изменения в ГПК.

Законодатель нашел соответствующий механизм возобновления производства по делу в связи с принятым против Российской Федерации постановлением ЕСПЧ, используя пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления в связи с новыми обстоятельствами, которыми являются нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ. В науке было высказано мнение, что такое положение согласно действующему российскому законодательству в принципе не должно быть для судьи новым, поскольку он обязан учитывать нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении дел, равно как и нормы Конституции. К этому его обязывают ч. 4 ст. 1 и ч. 4 ст. 11 ГПК РФ, ч. 3 ст. 3 и ч. 4 ст. 13 АПК, а также ч. 4 ст. 15 Конституции <1>.
--------------------------------
<1> Терехова Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты. М.: Волтерс Клувер, 2007.

Согласно общепризнанному в процессуальной доктрине положению, правовые позиции, формируемые ВС РФ в целях поддержания единообразия в толковании и применении судами норм права и содержащие толкование разъясняемых положений законодательства, могут являться основанием для пересмотра в порядке надзора вступившего в законную силу судебного постановления.

Согласно п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ новым обстоятельством, в связи с которым может быть пересмотрено вступившее в законную силу судебное постановление, является определение (изменение) в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума ВС РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума ВС РФ. Новый механизм пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений должен обеспечить в первую очередь единообразие судебной практики.

Между тем конституционно-правовой смысл аналогичного правового механизма в законодательстве о судопроизводстве в арбитражных судах выявлен КС РФ и получил выражение в Постановлении от 21.01.2010 N 1-П, где КС РФ пришел к выводу, что пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с формированием правовой позиции ВАС РФ возможен только в случае прямого (т.е. явного и недвусмысленного) указания в соответствующем постановлении Пленума или Президиума ВАС РФ на придание приведенному в нем толкованию норм права обратной силы. Таким образом, формирование ВАС РФ правовой позиции является основанием пересмотра в арбитражном суде только тех дел, по которым не утрачена возможность обращения с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора. Также правовые позиции ВАС РФ могут иметь обратную силу только в исключительных случаях и при условии, что ВАС РФ укажет на обратную силу судебного акта (п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК). Более того, КС РФ подчеркнул, что придание обратной силы правовой позиции ВАС РФ недопустимо, если такая позиция ухудшает положение лица в его отношениях с государством, в частности в отношениях налогоплательщика с государством, в отношениях гражданина с государством при причинении последним вреда.

При достаточной близости процессуальных форм осуществления правосудия и правовой природы дел, подлежащих рассмотрению в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, следует отметить имеющиеся различия в нормативной базе института новых обстоятельств в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Предусмотренная действующим ГПК РФ возможность пересмотра судебного постановления по новым обстоятельствам в результате определения (изменения) в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора есть не что иное, как легализация на законодательном уровне судебного прецедента как источника права. Таким образом, в системе источников российского права как реальность нынешней системы правового регулирования можно рассматривать судебную составляющую, в числе которых - наряду с решениями КС РФ - постановления Пленума ВС РФ и, что особо примечательно, постановления Президиума ВС РФ по конкретным делам.

Конституционно-правовой смысл изложенной позиции КС РФ является общеобязательным и исключает любое иное истолкование в правоприменительной практике. Следовательно, можно проецировать этот вывод на нормы законодательства, закрепляющего аналогичный правовой механизм пересмотра в судах общей юрисдикции.

Другой комментарий к Ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Пересмотр решений и определений по вновь открывшимся обстоятельствам - самостоятельная стадия гражданского процесса, целью которой является проверка законности и обоснованности судебных постановлений, вступивших в законную силу.

Судом в этой стадии устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, которые не были и не могли быть известны при рассмотрении дела и принятии судебного акта.

В данной стадии процесса судебное постановление подлежит проверке в связи с появлением вновь открывшихся обстоятельств.

Вновь открывшимся обстоятельством считается юридический факт, с которым закон связывает возникновение, изменение либо прекращение правоотношений. Если бы суд знал о таком факте, обстоятельстве при рассмотрении дела и исследовал его, то мог бы вынести совершенно иное решение по делу.

Незаконность и необоснованность пересматриваемого судебного постановления в данном случае является следствием вновь открывшихся обстоятельств, которые суд не мог учесть в момент вынесения постановления в силу их неизвестности.

Для решения вопроса о пересмотре постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам не требуется проверять правильность применения судом закона, правильность совершения тех или иных процессуальных действий, правильность исследования и оценки доказательств по делу. Задача суда здесь иная - выяснить наличие или отсутствие самих вновь открывшихся обстоятельств и способность их повлиять на правильность вынесенного судом постановления.

2. В ч. 2 комментируемой статьи перечислены основания, по которым вступившие в законную силу решение, определение суда и постановление президиума суда надзорной инстанции могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам.

Первыми среди оснований названы существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Такое обстоятельство, во-первых, должно иметь юридическое значение для дела, т.е. влиять на возникновение, изменение или прекращение рассматриваемых правоотношений, во-вторых - оно существовало в момент рассмотрения и разрешения дела судом, однако ни лицу, обращающемуся с заявлением о пересмотре дела, решения, ни суду, вынесшему оспариваемое судебное постановление, не было и не могло быть известно на момент рассмотрения и разрешения дела о существовании данного обстоятельства.

Далее суд должен установить, что такое обстоятельство имеет существенное значение для дела, т.е. его незнание повлияло или могло повлиять на вынесение незаконного или необоснованного судебного постановления.

В соответствии с п. 2 ч. 2 комментируемой статьи основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам являются заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Для удовлетворения заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам по данному основанию суд должен установить:

- факт совершения указанных в основании для пересмотра деяний лицами, содействовавшими осуществлению правосудия, лицами, участвовавшими в деле, или лицами, непосредственно не участвовавшими в деле, но исполнявшими возложенную на них судом обязанность по представлению доказательств;

- последствия, к которым привели указанные деяния субъектов гражданского судопроизводства (принятие незаконного или необоснованного судебного постановления);

- причинную связь между установленными приговором суда деяниями и их последствиями.

Преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда, являются следующим основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, установленным комментируемой статьей.

Суд должен установить те же факты, что и по п. 2 ч. 2 комментируемой статьи.

Следует обратить внимание на тот факт, что ГПК РФ говорит о возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам только в случае установления таких обстоятельств вступившим в законную силу приговором суда.

Следующее основание, установленное комментируемой статьей, - отмена решения, приговора, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции.

Указанные законодателем основания можно разделить на две группы.

Первая группа оснований связана с отменой судебного акта, положенного в основу оспариваемого судебного постановления.

Применительно к этой группе оснований суд должен определить последствия, которые по отношению к оспариваемому судебному акту повлекла отмена судебного постановления, положенного в основу оспариваемого акта (необоснованность и незаконность принятого акта).

Вторая группа оснований связана с отменой постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послужившего основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции.

Применительно ко второй группе оснований следует отметить следующее. Постановления государственных органов и органов местного самоуправления по характеру могут являться как нормативными, так и ненормативными актами.

Если такое постановление имеет нормативный характер, то оно в соответствии с ч. 1 ст. 11 ГПК должно быть по общему правилу положено в основу разрешения гражданского дела. Однако суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному, имеющему большую юридическую силу нормативному правовому акту, должен принять судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу (вертикальная иерархия правовых актов). В противном случае речь может идти о неправильном применении судом норм материального права либо неприменении судом норм материального права, подлежащих применению.

Отмена же ненормативного постановления соответствующих органов может повлечь применение основания, закрепленного комментируемой статьей.

Признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ, - последнее основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, установленное комментируемой статьей.

В соответствии со ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам является вынесение Конституционным Судом РФ решения как в форме постановления, так и в форме определения. Согласно ст. 71 вышеназванного Закона итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу любого из вопросов, перечисленных в п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", именуется постановлением, все иные решения Конституционного Суда РФ, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями.

При применении комментируемого основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам суд должен установить:

- применение при принятии оспариваемого судебного постановления нормативного правового акта, признанного впоследствии Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ, или применение нормативного правового акта в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом;

- принятие Конституционным Судом РФ решения о признании примененного судом при вынесении судебного постановления нормативного правового акта не соответствующим Конституции РФ или выявлении конституционно-правового смысла нормативного правового акта, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом (см. Определение Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2008 г. N 556-О-Р "О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" <1>).
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2008. N 48. Ст. 5722.

Перечень закрепленных комментируемой статьей оснований сформулирован как исчерпывающий. Однако ч. 2 ст. 392 ГПК подлежит применению в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным в Постановлении Конституционного Суда РФ от 26 февраля 2010 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой" <1>.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2010. N 11. Ст. 1255.

3. Часть 2 ст. 392 ГПК - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом установленного ч. 4 ст. 15 Конституции РФ приоритета правил международного договора РФ, - не может рассматриваться как позволяющая суду общей юрисдикции отказывать в пересмотре по заявлению гражданина вынесенного им судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если Европейским судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, по которому было вынесено данное судебное постановление, послужившее поводом для обращения заявителя в Европейский суд по правам человека.

Соответственно, решение вопроса о возможности пересмотра обжалуемого судебного постановления должно приниматься компетентным судом исходя из всестороннего и полного рассмотрения доводов заявителя и обстоятельств конкретного дела. Иное истолкование ч. 2 ст. 392 ГПК в правоприменительной практике противоречило бы общеправовым принципам справедливости и равенства, ч. ч. 1, 2 и 4 ст. 15, ч. ч. 1 и 2 ст. 17, ст. 18, ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ст. 46, ч. 2 ст. 118 и ст. 120 Конституции РФ, а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод (см. Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" <1>).
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.